FAIL (the browser should render some flash content, not this).


Таможенный криминалитет-2

Глава 4

      Женя Герастратов собрался с мыслями и, прогнав из воспаленного алкоголем мозга тень генерал-полковника Паханина, погрузился в собственные мысли. Мысли были неутешительными. Приостановка И.о. - исполняющий обязанности - не давала Герастратову всей полноты власти начальника службы собственной безопасности СЗТУ. К тому же, в службе было много людей, мягко говоря, не разделяющих его взгляды. С этими ребятами всегда было не просто. Серьезные ребята, а один подполковник, так вообще, умудрился стать Президентом России. В Москве теперь, даже появилась новая грустная шутка, что Питерский конь - хуже Троянского. Но это там, далеко. Там в Москве пускай свои вопросы Паханин с генералом Густиным решают сами. Здесь же, в этом слякотном Питере свои законы, по московским понятиям, совершенно не правильные. Нет, купить, конечно, можно, но не всех.
      Герастратов опрокинул очередную порцию Блэк лэйбл из бутылки, купленной в такс-три в Пулково-II и набрал номер Алены.
      - Котик. Привет. Завтра ждать не будем. Двойной тариф для зарплаты полковника вреден. Приезжай, таможня дает добро.
      - Я слышала, что больше берет, но это не важно. Сегодня я уже отдыхаю... В смысле работаю, но в понедельник тариф будет обычный.
      - Ну и хрен с тобой, - произнес Герастратов, поворачиваясь на гостиничном диване, и уже, понимая, что раздеваться этой ночью вовсе не обязательно.
      Утром следующего дня, статья "Три кашалота не ловятся" испортила Паханину все настроение. Михаил Валентинович понял, что информационную войну за денежный поток в 100000000$ в день он проигрывает, и эти самые $ не помогают. Всех этих журналистов купить нельзя, а проблема в том, что даже один не купленный портит всю картину.
      Поправив темные очки, Председатель Государственного таможенного комитета, пожалуй впервые, всерьез задумался об обстановке и ее последствиях. Было ясно, что за него просить больше некому. Все уже просили. Вначале просил глава президентской администрации, потом Примьер-министр, ну а, когда в третий раз уже был фактически подписан Президентский Указ об отставке, ручался сам дедушка БЭН. Все - больше некому. Второй год третьего тысячелетия, совершенно очевидно, последний на этом посту. А что дальше?
      Дальше вариантов было несколько, но, вспомнив фильм "Унесенные ветром" Паханин сказал сам себе одно из любимых выражений Скарлет - "Об этом я подумаю завтра"
      А Морской порт Санкт-Петербурга тем временем, работал как часы. Так продолжалось уже без малого три столетия. Морские ворота России не мог закрыть никто и никогда, потому как Волею великого императора окно в Европу было открыто для потомков во имя процветания России. Паханину все это, как говорит золотая московская молодежь, было "по барабану", потому как через питерский порт в обход его общака пошла штатовская курятина. Миллионы долларов. Такое нигде не прощают, в ГТК тем более. Порт должен быть прикрыт хотя бы на время, под любым предлогом.
      Ну а предлог...
      Предлог должен быть красивым и устрашающим для общественного мнения. Кстати, как раз накануне дня таможенника можно заявить по всем центральным телеканалам, сто в Северо-Западном регионе совершена экономическая диверсия, к примеру, на 100 млн $, нет сто маловато, Лучше 200 млн.$. Пошлем комиссию проверяющих, заодно с портом прикроем на пару месяцев и Финскую границу. Коммерсанты народ сообразительный, быстро поймут, что и где надо возить и кому куда платить. Паханин довольно улыбнулся и поправил темные очки.

Глава 5. О том, как американская курочка ряба несет не только золотые яйца, но и приносит зеленые баксы

      Начальник Портовой таможни Иван Иванович Пучкин был человеком смышленым, саркастичным и всегда самодовольным. Так считали все окружающие, хотя сам Иван Иванович считал себя, прежде всего, самодостаточным и самым информированным обо всем на свете. А недавно по своим каналам Иван Иванович узнал, что очень серьезные люди из США хотели бы возить в Россию знаменитые ножки Буша старшего, через наш родной Санкт-Петербургский порт. Будучи человеком мыслящим по государственному генерал-майор таможенной службы Пучкин решил дать добро ни с кем не советуясь. Да и с кем советоваться?
      "Я сам генерал, сам начальник портовой таможни, дело налаживаю для бюджета и для государства выгодное" - рассуждал Пучкин, и рассуждал, надо сказать, правильно. За исключением лишь того, что в Москве уже целый генерал-полковник Паханин рассуждал совершенно по - другому. Паханин тоже очень любил ножки Буша старшего, и хотя сам их никогда не ел, ему нравилось, когда фуры - рефрижераторы с американскими курочками прямо из портов Прибалтики приходили на специально подготовленные московские терминалы, где по определенным понятиям производилась растаможка.
      Нет, конечно, нельзя сказать, чтобы маленький генерал Пучкин ничего не знал о делах большого генерала Паханина. Просто первый, по наивности, полагал, что так, как он решил делать отныне, будет лучше для государственного бюджета. Паханин же четко знал, что его главная, можно сказать святая обязанность кормить семью, большую "семью" дедушки БЭНа. С каждым днем кормить эту большую, огромную семью становилось все труднее. Команда питерских чекистов все плотнее закручивала гайки. А Стальевич тем временем, однажды, намекнул что-то по поводу одной лодки и морских законов. Паханин уже ненавидел всех, и "питерских чекистов", которые хотели отобрать у него все, и "семью", которая продолжала доить его как и раньше, ничего при этом, теперь уже, не гарантируя взамен. А что дальше? Дальше будет хуже или совсем плохо. Это Паханин уже чувствовал.
      ***
      На этом, уважаемый читаль, мы оставим ненадолго купеческую златоглавую и отправимся к туманным берегам... нет, не Лондона, а Санкт-Петербурга, хотя все, что будет далее происходить случиться отнюдь не по воле достаточно скромных граждан волею Петра Великого, живущих в усть реки Невы.

Глава 6.

      Пучкин очень любил быть информированным человеком, не любил анекдоты про тупых генералов и был уверен, что генерал - это не только звание, но и призвание. Пролистав статистику экспорта мяса птицы из США в Россию и Прибалтику в 1999 году Иван Иванович почесал затылок. Во как! В Эстонию 140 тысяч тонн, в Латвию 280, а в Россию всего 250. Круто! С учетом населения прибалтийских республик и фактора их обеспеченности собственным продовольствием, получалось, что около 400 000 000 кг курятины ввезли в Россию контрабандой только за 1 год!
      Несколько тысяч железнодорожных вагонов контрабанды! Или еще больше автомобильных фур. Не может быть?!
      Иван Иванович пересчитал еще раз и понял, что не ошибся. Неформальное общение молодого и любознательного начальника таможни с импортерами открыло и новые грани в познании вопроса, откуда же берутся "ножки Буша". Выяснилось, например, что для закупки судна - рефрижератора с куриным мясом в США необходимо всего 5 млн $, что для серьезного бизнесмена не так уж много. Оборачиваемость капитала 4-5 недель, а рентабельность около 10%. То есть, за месяц с 5 млн $ можно получить полмиллиона $ чистой прибыли.
      В действительности же все происходит еще горазды интереснее. Те, кто был допущен к кормушке, пригоняли суда с курятиной в порты Прибалтийских стран (обычно в Ригу или Таллин), перегружали товар в фуры-рефрижераторы и везли все это добро на специальные московские таможенные терминалы, которых было около десятка. Поговаривали даже, что часть этих терминалов курировал лично генерал-полковник Паханин, а другую его заместитель, главный борец с контрабандой генерал Густин. Здесь следует отметить, что Борис Михайлович Густин в системе Государственного Таможенного Комитета уже давно был личностью вполне самодостаточной, но эта тема отдельного разговора.
      Да, было от чего призадуматься, однако, в выходной день в обществе приятной дамы, посетив один известный музей и полюбовавшись вдоволь, во всех подробностях шедевром русской живописи "Переход Суворова через Альпы", начальник Портовой таможни Пучкин твердо решил не то, чтобы грудью лечь на амбразуру куриной контрабанды, но извести это явление методами экономическими. А весной 2000 года в Морской порт Санкт-Петербурга прибыл первый, абсолютно официальный, совершенно, не контрабандный пароход с американской курятиной. Почтенная публика затаила дыхание, а что будет дальше?
      Некоторые их тех, кого в официальных документах называют участниками внешнеэкономической деятельности, даже поговаривали, что при таком перераспределении денежных потоков могут начаться и отстрелы К счастью, этого не случилось.
      Иван Иванович Пучкин пребывал в прекрасном настроении, в окно просторного кабинета светило ласковое весеннее солнышко, а в Санкт-Петербургский Морской порт уже третью неделю все шли и шли белые корабли с замечательными ножками, теперь уже ножками Буша младшего. Бюджетные платежи Портовой таможни били все мыслимые рекорды. И все же, все же... терзали молодого генерала смутные сомнения, основанные впрочем, на вполне реальных цифрах и законах природы. Что касается этих самых законов, то еще в школе Иван Иванович усвоил, что если в одном месте что-то прибудет, то в другом столько же убудет. А вот насчет цифр, картина получилась и вовсе жуткая. Только за год 400 000 тонн контрабандной курятины - это 20 000 фур-рефрижераторов по 20 тонн в каждой.
      По официальной ставке растаможка одной машины стоит около 10 тысяч $. На специализированных "паханинских" московских терминалах с импортеров брали 3-4 тыс.$ в казну и еще пару тысяч в карман. Две тысячи $ умножить на двадцать тысяч фур получается 40 млн $!
      - "Могут, конечно, и голову открутить! Но решение принято", - твердо сказал себе Иван Иванович, и вновь начал рассуждать с начала, то есть с сомнений.
      А тем временем адская машина по перемалыванию человеческих судеб была уже запущена. Ей, этой самой машине, было абсолютно все равно, кто попадал в ее жернова: бизнесмены и генералы, прокуроры и милиционеры, русские и американцы - все это уже не важно. Важно было лишь то, что адская машина питалась денежными потоками, большими, очень большими денежными потоками зеленых американских рублей, с портретом самого узнаваемого в мире человека - Президента США Франклина.
      Весь, уже минувший, ХХ век наглядно показал человечеству, что желтый дьявол, вполне удачно приобрел зеленый цвет и бумажную сущность, и этого дьявола признали все. Буквально все: министры и бандиты, проститутки и ученые, президенты и террористы, не говоря уже о бизнесменах, все думали, что это они охотятся на желто-зеленого дьявола. Дьявол улыбался. Его очередная саркастическая улыбка в адрес всех участников нашей истории стала сигналом для отправки судна из одного американского порта в порт Санкт-Петербурга.
      По иронии судьбы имя корабля было "Птица Феникс". Трюмы "Феникса" были наполнены миллионами куриных ножек и желто-зеленому дьяволу стало особенно приятно, ведь, как известно, именно куриная лапка один из главных символов Сатанистов. Вес всей этой дьявольской наживки составил 5 тыс. тонн и стоил несколько млн. долларов. В далекой от берегов Америки России бизнесмены и таможенники милиционеры и прокуроры птицу "Феникс" уже ждали.
      "Феникс" благополучно прибыл в морской порт Санкт-Петербурга. Желто-зеленый дьявол улыбнулся в предвкушении зрелища, спектакля человеческих пороков, ему было настолько интересно, что однажды в середине Атлантики, когда "Феникс" чуть было не пошел ко дну в результате шторма, желто-зеленому пришлось на время, даже стать ангелом-хранителем. Он спас птицу "Феникс", но за этот благородный поступок желто-зеленый не испытывал угрызений своей дьявольской совести. Игра стоит свеч! Желто-зеленый начал шутить намеками, будучи в полной уверенности, что когда дело пахнет большими деньгами эти жалкие людишки, все равно никаких намеков не поймут, Атеисты...
      13 числа, в пятницу двухтысячного года на палубу "Феникса", стоявшего в Рыбном порту под гордо реющим Панамским флагом, взошли 13 сотрудников милиции. К этому времени чрево судна уже успели облегчить портовые краны, перкинув часть груза в 13 грузовиков. 13 милиционеров в присутствии таможни и всего честного народа возбудили уголовное дело по факту контрабанды! Грузовики с куриными ножками, старший лейтенант транспортной милиции Сидоров, признал вещественным доказательством, и куриные ножки в один момент были, так сказать, то ли задержаны, то ли конфискованы, а точнее, как выяснилось позже, ножки были экспроприированы. Вот так вот, средь бела дня на глазах всего честного люда.
      Желто-зеленый дьявол улыбнулся. Он знал, что главное развлечение еще впереди.
 

Поиск

Темы