FAIL (the browser should render some flash content, not this).


Компьютеры под видом огурцов

Статья опубликована в газете "Ваш Тайный Советник"

15.11.2010

         Таможенная коррупция заставляет участников внешнеэкономической деятельности работать по «серым» схемам

Многие годы генерал-майор Александр Пучков возглавлял Балтийскую таможню, которая считается ключевой не только в системе Северо-Западного таможенного управления. Достаточно сказать, что через нее проходило свыше девяноста процентов всего куриного мяса, ввозимого в Россию. В 2002 году Пучков ушел в отставку, но по-прежнему тесно связан с таможней, работая независимым экспертом-консультантом. И тот уровень коррупции, который наблюдается в его бывшем ведомстве, не оставляет экс-генерала равнодушным. Своими мыслями, как обуздать это зло, он поделился с корреспондентом «ТС».

 

Бывший морпех и выпускник германского отделения ЛГУ, Пучков стал таможенником в перестроечном 1985 году. В те времена в городе были всего две таможни - Ленинградская и Пулковская. В каждой находился офицер действующего резерва КГБ под «крышей» заместителя начальника. Плюс был куратор в Большом доме, занимавшийся вопросами контрабанды. И эти три человека успешно справлялись со всей таможенной коррупцией.

- За год до моего прихода, - рассказывает Александр Михайлович, - на Ленинградской таможне (та, что была на морском вокзале) случился громкий скандал. Два инспектора за бутылку «смирновской» водки незаконно пропустили в страну восемь пар джинсов. За это каждый из них получил по восемь лет. За каждую пару джинсов - по году тюрьмы. То есть чекисты знали про нас все. И мы, соответственно, вели себя подобающим образом. В пассажирском отделе инспекторы (и я в том числе) специально, чтобы избежать соблазна, стали курить крепчайшие кубинские сигареты типа «Рейс» или «Партагас» (стоили они всего 15 копеек). Потому что после таких сигарет «Мальборо» кажется безвкусной травой. И когда мы по неписаной традиции получали в подарок от капитана судна блок американских сигарет, то не оставляли их себе, а добросовестно сдавали начальнику смены...

Расцвет коррупции, ее системный характер, по мнению многих экспертов, пришелся на времена руководства российской таможней Михаила Ванина. Именно тогда появилось выражение «московская сетка», когда на каждый контейнер импортного груза (вне зависимости от содержимого) устанавливалась твердая цена. И хотя «второй столице» до Москвы далеко, громкие дела, связанные с таможенной коррупцией, случаются и у нас. За примерами далеко ходить не надо - не так давно в СЗТУ были закрыты два поста, Выборгский и Пискаревский. Их ликвидировали на корню, а всех попросили на выход. По сообщениям СМИ, следствие выяснило, что только за последние 18 месяцев три никому не известные фирмы-однодневки провезли через них такое количество контрабанды, что государство недополучило налогов аж на 25 миллиардов рублей.

- Александр Михайлович, какую роль играли в этой схеме фирмы-однодневки? В чем суть «ноу-хау» контрабандистов?

- Все очень просто. Импортный товар идет на фирму-однодневку, которая чисто формально зарегистрирована в налоговой инспекции. Но когда приходит время платить налоги, она исчезает, ликвидируется. Тем более что ее учредителями, как правило, являются бомжи или те, кто потерял свой паспорт. А государство в итоге не получает ни копейки. Кстати, вопрос об объединении баз данных налоговой службы и таможни ставился давным-давно, но два ведомства никак не могут найти общий язык. Хотя страдает в итоге наша казна.

- А что, на ваш взгляд, необходимо предпринять, чтобы фирмы-однодневки исчезли как класс?

- Начну издалека. Сейчас таможня реализует концепцию переноса таможенного оформления ближе к границе, на специальные логистические комплексы. Считается, что это убьет коррупцию. Но на самом деле она только территориально переместится. Идти надо было совершенно по другому пути. Помните, Путин запретил бизнесу и таможне «сливаться в экономическом экстазе»? Откуда же взялся этот экстаз? А потому что таможенные посты сидят на частной территории, что уже само по себе чревато коррупцией. Во-вторых, товары проходят таможенное оформление и таможенный досмотр в одном месте. Значит, при желании можно полюбовно решить любые вопросы. Например, ввезенные компьютеры обозвать огурцами. И все будет шито-крыто. Кстати, сейчас закрыли терминалы в Осиновой Роще, той же Пискаревке. Это что, стены виноваты?.. Если там нашли контрабанду, наверное, все же виноваты таможенные брокеры. Их надо наказывать, а не закрывать весь терминал.

А вообще говоря, нужно провести реформу. Оставить на первом этапе внутренние таможни. Отдать им функцию оформления декларация в электронном виде. Причем, предварительной декларации, до прихода товара в Россию. То есть оформленная электронная декларация идет на границу, туда приезжает грузовик, открывает дверь. Что у нас тут в декларации? Огурцы. Инспектор смотрит в грузовик: да, действительно огурцы - «Проезжайте!» Так работает вся Европа... А на втором этапе передать функции таможенного оформления в налоговую инспекцию. Да-да, именно в налоговую. Ведь как сейчас происходит? Допустим, есть фирма «Красный лапоть». У нее идет из-за границы товар. Если это реальная фирма, то она стоит на налоговом учете, платит налоги и т.д., и может самостоятельно, без брокера, подать в электронном виде таможенную декларацию. Предварительно ее получит налоговый инспектор, который обслуживает мое предприятие, и посмотрит: вот номер контракта, деньги со счета в банке уже пошли... Все досконально проверил и поставил печать. Затем декларация идет на границу. И таможеннику остается только физически сопоставить наименование, количество, вес ввозимого товара. Договориться с налоговым инспектором о какой-то совместной афере он не может по определению.

- А как бороться с теми, кто занижает таможенную стоимость, на которую начисляется пошлина?

- Очень легко. В законе о таможенном тарифе есть статья «Антидемпинговые пошлины». В дополнение к товарной номенклатуре необходимо просто издать среднемировые цены, допустим, на 2010 год. Допустим, я купил в Китае партию мужских трусов по 10 центов за пару. В таможне мне говорят: «Купил всего за 10 центов? Это твое счастье. Но есть приказ: средняя цена должна быть не ниже пятнадцати центов. Если купил по десять, значит, ты демпингуешь. Вот тебе дополнительная пошлина». Вот и всё.

- Раньше соответствующие службы ФСБ имели связь с финскими коллегами. Те сообщали им по электронной почте или даже по телефону, что в Россию вышли машины с таким-то грузом. Совместно с милицией их останавливали и досматривали. И очень часто вместо огурцов находили компьютеры. Если бы такой информационный обмен шел постоянно, борьба «контрабасом» была бы намного эффективней.

- Финны дают информацию нашей таможне, но с опозданием. Причем, с большим. Поэтому их информация неактуальна. ФТС сейчас хочет, чтобы такой режим проходил в режиме он-лайн. Но финнам это, в общем-то, не надо, они этого делать не будут. В приличных странах экспорт особо не контролируется. Там ненавидят всякую бюрократию при перемещениях товаров. Собственно, именно этим и хороши европейские таможни. Они подстраивают таможенный контроль под логистику, чтобы он не мешал транспорту работать. В свое время я был в Хельсинки, и мой хороший знакомый из криминальный таможни (это аналог оперативной таможни СЗТУ) привез меня на один терминал. Почти весь он был заставлен японской электроникой, а посредине стояла обувь. При нас грузили фуру: сплошные телевизоры, а последний ряд - обувь. Говорю финскому коллеге: «Что же ты делаешь? А как же таможенное братство?..» Он отвечает: «У нас по документам все чисто. В грузовике - телевизоры и обувь. Я тебя привез, чтобы ты понимал ситуацию». То есть грузовик переехал финскую границу, и на маленьком отрезке нейтральной полосы документы меняются. И весь грузовик везет сплошную обувь... Иногда, кстати, эти поддельные документы выдавал водителю уже наш таможенник.

- Выходит, не зря утверждают, что начальник таможни практически ничего не решает. Ключевая фигура в контрабандных схемах - начальник таможенного поста.

- Допустим, начальник таможни - коррупционер. Он вызывает инспектора Сидорова и говорит: «Поставь печать на эту декларацию, выпусти товар». А инспектор отвечает: «Я-то поставлю, а кто потом сидеть будет?» Теперь инспекторы требуют от своих руководителей все указания в письменном виде. И правильно делают. С начальником поста ситуация немного другая. Дело в том, что основной доход у таможенников образуется не от какой-то там контрабанды, взяток за какие-то потоки - это отдельная тема. Просто сегодня сам факт подачи декларации - это сто баксов. Как обязательное приложение. А иначе твою декларацию потеряют, замусолят. А потом все эти взятки идут в «общак», откуда все таможенники данного поста получают как бы вторую зарплату. Выдает ее, конечно, не сам начальник поста, а его доверенное лицо, казначей.

Вся беда в чем? Нормальный бизнес в условиях таможенной коррупции развиваться не может. Я же много беседовал с импортерами, брокерами. Убеждал: «Переходите на «белую» схему работы с таможней». А мне в один голос отвечают: «Да хоть завтра. Но наши конкуренты будут продолжать работать по «серым» схемам, и что мы на рынке будем делать? Наши цены будут выше».

- Но хуже всего, что сейчас в таможню приходят именно для того, что заработать деньги.

- Если в таможне образуется вакансия, то объявляется конкурс - 3-4 претендента на место. А дальше, извините, - тендер: кто больше даст. Тем не менее я точно знаю, что порядочные люди в таможне еще остались. И если там навести порядок, она может принести в казну гораздо большие деньги.

Андрей ЮДИН


Поиск

Темы